Урбанизация: глобальный тренд и глобальный «риск» для продовольственной безопасности

Темпы роста населения различны по регионам мира и странам, но во всех регионах и странах существуют локальные территории, в которых численность населения увеличивается постоянно – это города.

В XXI в. урбанизация станет определяющим фактором территориального развития и одной из главных движущих сил глобального экономического роста.

В настоящее время более половины городского населения мира сосредоточено в 380 крупнейших городах и агломерациях. На долю 600 крупнейших городов приходится больше половины мирового валового внутреннего продукта (30 трлн долл. США).

Уже к 2030 г. 81 % всех товаров и услуг будет потребляться именно в городах, которые обеспечат 91 % общего прироста объема товаров и услуг в этот период – 23 трлн долл. США).

По смелым прогнозам некоторых экспертов, к 2050 г. государства «структурно» будут представлять собой городские «макроагломерации»: 200 государств «превратятся» в 600 урбанистических центров с пригородами, агрегирующих 95 % всей мировой экономической активности.

В соответствии с прогнозом ООН, в обозримой перспективе доля городских жителей в мире будет неуклонно повышаться – с 55 % в 2016 г. до 60 % к 2030 г. и 70 % к 2050 г. (для сравнения: на начало 2017 г. в России 75 % ее жителей были горожанами).

Следовательно, с учетом перечисленных выше проблем, тормозящих развитие традиционного сельскохозяйственного производства, можно сделать вывод о том, что именно в растущих городах проблема продовольствия станет особенно острой: доступность пищи для все увеличивающегося населения городов в количественном и, особенно, качественном отношении будет сокращаться, а риски для продовольственной безопасности городов – значимо возрастать.

Города уже сегодня критически зависят от внешних поставок продовольствия, и «накормить» их становится проблемой в связи с тем, что:

− для своего выживания город с населением 10 млн жителей должен завозить 6,6 тыс. т продовольствия в день [15], для 380 существующих крупнейших городов, «аккумулирующих» более половины мирового населения (около 4 млрд жителей), эта цифра составляет 2,7 млн т продовольствия в день;

– города отделены от территорий производства пищи (сельскохозяйственных районов) и являются, по сути, «пищевыми пустынями», в которых традиционное производство невозможно или низкоэффективно по причине отсутствия достаточных ресурсов. Потребность перевозки пищи с места массового производства к месту массового потребления приводит к тому, что 10–40 % ее объема [16, 17] превращаются в отходы в логистической цепочке. Весь прогнозируемый прирост объемов традиционного сельскохозяйственного производства (по оценкам ФАО, 1,5 % в год в следующее десятилетие) может быть полностью «нивелирован» опережающими темпами роста населения городов (потребности в пище) на фоне больших потерь пищи при транспортировке;

− высокий уровень потерь пищи в логистической цепочке, наценки перевозчиков, операторов хранения, ритейлеров приводят к тому, что ее цена для конечного потребителя – горожанина может удваиваться [18] по сравнению с ценой «на выходе» с производства («farmgate price»), а продолжительность транспортировки снижает качество пищи (витамины, свежесть, спелость и т. д.).

Резюмируя вышесказанное, можно сделать следующий вывод: традиционная система обеспечения продовольствием городов не сможет удовлетворить их перспективные потребности и нуждается в дополнении.

Это «дополнение» будет иметь форму производства пищи в самих городах, что позволить свести к минимуму логистические издержки, образование отходов.

По мнению экспертов, в ближайшие годы следует ожидать «взрывного» развития [19] урбанизированного агропроизводства – производства продуктов питания в городах, а технологии самообеспечения городов продовольствием станут новой «большой вещью», по потенциалу своего развития сопоставимой с потенциалом развития Интернета 20 лет назад.