Морфометрическая характеристика производителей и потомства радужной форели выращиваемых в УЗВ и садках 

Температурный режим может оказывать косвенное влияние и на анатомическое строение рыб [63]. Любое морфометрическое изменение, если оно не является патологией, носит приспособительный характер, обеспечивая существование рыбы в различных условиях. Вид, взаимодействуя со средой, остается самим собой, но в то же время непрерывно изменяется в определенных пределах, приспособительно отвечая на изменения условий жизни [105].


Как известно, наиболее тесная взаимосвязь отмечается между массой и длиной тела: с массой рыб коррелируют высота и толщина тела, а также длина головы [105, 157]. Абсолютные показатели пластических признаков меняются с ростом и возрастом рыб. Для того, чтобы сравнивать особей между собой, используют относительные показатели – индексы тела [124].
При формировании ремонтно-маточного стада в УЗВ нами было обнаружено изменение формы тела рыб, выращиваемых в УЗВ. При проведении сравнения индексов рыб в генерациях, выращиваемых в УЗВ, с индексами рыб, выращенных в садковом хозяйстве, выяснилось, что рыбы имели различия по некоторым показателям пропорций тела (таблица 22).
Самки третьей генерации имели более высокие средние значения высоты головы у затылка, наименьшей высоты тела, длины хвостового стебля (р<0,001) по сравнению с самками второй генерации. Также достоверные различия у самок были обнаружены по массе (р<0,01) и длинам тела (р<0,001).
У самцов достоверные различия были обнаружены как по некоторым пластическим признакам: длине туловища, высоты головы у затылка и длине хвостового стебля (р<0,001), так и по относительным величинам: индексу прогонистости, головы и обхвата (р<0,001).
Достоверные различия были по коэффициенту упитанности по Фультону как у самок (р<0,05), так и у самцов (р<0,001).

Таблица 22 – Морфометрические показатели производителей радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах, %

Морфометрические показатели производителей радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах, %

Морфометрические показатели производителей радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах, %
Диапазон колебаний коэффициентов вариации всех морфометрических признаков у производителей обеих генераций радужной форели свидетельствует об умеренной изменчивости признаков. Максимальный коэффициент вариации (23 %) был отмечен у самок по массе тела.
Вариабельность по индексам тела у самок третьей генерации была незначительной (CV = 5,4–9,9 %). У самок второй генерации вариабельность в выборке средняя (CV = 10,7–13,3 %) [98].
Средняя масса тела самцов третьей генерации бала несколько ниже, чем во второй. Изменчивость рыб по массе тела в третьей генерации снизилась по сравнению со второй (с 23,0 до 16,2 %). Уменьшилась также и вариабельность пластических признаков тела (с CV = 6,4-10,6 % до CV = 5,0-5,9 %). Различие самцов третьей генерации по индексам тела отличалось умеренным уровнем (CV = 2,6-10,7 %). У их родителей (вторая генерация) вариабельность изученных индексов была незначительна (CV = 6,0-9,4 %).
Среди индексов тела наибольшей вариабельностью характеризовался индекс упитанности у самок второй генерации: CV = 23,5 %. У самок третьей генерации этот показатель несколько снизился до CV = 13,6 %. Изменчивость самцов по этому признаку была несколько ниже и к следующему поколению снизилась с CV = 9,5 % до CV = 5,5 %.
У некоторых особей второй генерации встречалось заметное укорачивание хвостового стебля и плавника (рисунок 48).

Деформация хвостового стебля у производителей форели 2014 г.

Рисунок 48 – Деформация хвостового стебля у производителей форели 2014 г.

Производители же третьей генерации имели более вытянутую форму тела и не имели таких заметных дефектов хвостового стебля по сравнению с производителями второй генерации (рисунки 49, 50).

Анализируя исследуемые признаки у самок радужной форели третьей генерации, следует отметить устойчиво высокий уровень корреляций (прямой) массы и длины тела с пластическими признаками, а также с экстерьерными признаками между собой (r = 0,99). У самок второй генерации прямая и сильная взаимосвязь между признаками была обнаружена только между длиной тела и длиной туловища (r = 0,99). Достаточно высокий уровень корреляции был выявлен при исследовании длины и наибольшей высоты тела самок (r = 0,75), но эта зависимость была отрицательной. Средняя и отрицательная зависимость была между длиной и наименьшей высотой тела (r = 0,4). Все остальные исследованные признаки имели обратные связи и достаточно слабый уровень корреляций (r = 0,10-0,15).

Производители форели 2014 г. (вторая генерация), выращиваемые в УЗВ (слева направо: самец и самка)

Рисунок 49 – Производители форели 2014 г. (вторая генерация), выращиваемые в УЗВ (слева направо: самец и самка)

Рисунок 50 – Производители форели 2016 г. (третья генерация), выращиваемые в УЗВ (слева направо: самец и самка)

У самцов форели третьей генерации выявлены зависимости по всем достоверным признакам. Зависимость между массой и размерами тела, длиной тела с экстерьерными признаками были прямые и сильные (r = 0,77-0,92). Отрицательная слабая зависимость была обнаружена только между длиной тела и длиной головы самцов (r = 0,10). Прямые и сильные зависимости у самцов 2014 г. были между массой и длинами тела (r = 0,75-0,96). Между длиной и наибольшей высотой тела, а также высотой головы были обнаружены прямые и значительные зависимости (r = 0,6-0,67). Связь между длиной тела и длиной хвостового стебля у самцов третьей генерации вообще отсутствовала [99].
Так как исходным материалом для формирования ремонтно-маточного стада форели в УЗВ являлись сеголетки, завезённые из форелевого садкового хозяйства «Аквакультура» (п. Прибрежный, Калининградская обл.), нами было проведено сравнение производителей форели в возрасте двухлетков, выращиваемых в УЗВ, с производителями форели, выращиваемыми в садковом хозяйстве. В садковом хозяйстве производители форели были в возрасте трехлетков (самцы) и четырехлетков (самки), так как в этом возрасте форель начинает впервые созревать при выращивании в водоеме с естественной термикой воды [195].
Как видно по данным таблицы 22, сравниваемые нами показатели были более близкими у производителей третьей генерации, выращиваемых в УЗВ, к производителям форели, выращиваемым в садковом хозяйстве. Самые близкие значения были отмечены по длине хвостового стебля. Изменчивость данного показателя у второй генерации составила CV=21,82-17,78 % (>-+), у третьей генерации - CV=11,88-5,86 %, соответственно.
У самцов и самок форели третьей генерации, было обнаружено уменьшение наименьшего и наибольшего обхватов тела по сравнению со всеми сравниваемыми группами рыб и, наоборот, увеличение высоты головы у затылка и наименьшей высоты тела [99]. Таким образом, радужная форель, выращенная в разных рыбоводных системах, имела различия по пластическим признакам, самки различались по девяти признакам, а самцы – по пяти. У форели, выращенной в УЗВ, отмечали увеличение высоты тела и соответственно пластических признаков, связанных с этим показателем (высота головы у затылка, максимальный обхват тела), а также укорачивание длины хвостового стебля (рисунок 51) [96].

Самки форели, выращенные в садковом хозяйстве (слева) и в УЗВ (вторая генерация) [97]

Рисунок 51 – Самки форели, выращенные в садковом хозяйстве (слева) и в УЗВ (вторая генерация) [97]
Меньшая подвижность выращиваемой форели в садках способствует некоторому изменению экстерьера в сторону повышения высокоспинности, что в совокупности с особенностями массонакопления, отложения балластного жира в брюшной полости и объясняет ее большую упитанность. Наоборот, форель, выращиваемая в прудах при более высокой их проточности и, тем более, в бассейнах при уровне водообмена раз в 15-20 минут, сохраняет привычную прогонистую форму тела, тратит больше энергии на движение, поиск и захват корма [63].
Изучение пластических признаков у сеголетков форели близкого возраста, выращиваемых в садках и УЗВ показало, что по всем показателям найдены достоверные различия (р?0,01 - р?0,001), кроме длины рыла (таблица 23).

Таблица 23 – Морфометрические показатели сеголетков радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах, %

Морфометрические показатели сеголетков радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах, %

Морфометрические показатели сеголетков радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах, %
Быстрорастущие рыбы, к которым относится форель, характеризуются хорошим потреблением корма и быстрым наращиванием массы. Как отмечено, такими свойствами чаще всего обладают рыбы коренастых (плотных) форм. Причем, условия выращивания в бассейнах УЗВ непосредственно проявились в величине коэффициента упитанности, который был в 2 раза выше у рыб, выращенных в бассейнах, чем у форели, выращенной в садках (2,0 в первом случае и 1,0 во втором).
Анализ полученных результатов указывает на то, что условия выращивания форели в УЗВ приводят к определенным модификационным изменениям в фенотипе. Причем как у производителей, так и их потомства в возрасте сеголетков. В частности, в увеличении таких важных рыбохозяйственных признаков как индексы высокоспинности и наибольшей высоты, наибольшего и наименьшего обхвата тела, величины коэффициента упитанности [97].
Обобщая вышесказанное, следует отметить, что сеголетки и производители форели имели различия, как по пластическим признакам, так и по индексам тела.
Изменчивость признаков, в среднем, по всем показателям была на умеренном уровне и, в целом, коэффициент вариации не превышал 23 %. У производителей форели второй генерации, выращиваемых в УЗВ, отмечали увеличение высоты тела и, соответственно, пластических признаков, связанных с этим показателем (высота головы у затылка, максимальный обхват тела), а также укорачивание длины хвостового стебля.
Анализ полученных результатов указывает на то, что новые условия выращивания форели в УЗВ приводят к модификационной изменчивости в поколении потомства, достигшего половозрелости, и полученного от производителей первой генерации. В условиях дальнейшей доместикации, в третьем поколении производителей форели происходят новые изменения в фенотипе и экстерьер рыб по ряду признаков возвращается к установленным у производителей, выращиваемых в садковом хозяйстве.