Оценка физиологического состояния радужной форели выращиваемой в УЗВ


Морфофизиологические особенности ремонта и производителей радужной форели

Морфофизиологические показатели широко используют в рыбоводстве для оценки жизнестойкости рыб [137, 201]. Применяют их и для оценки качества молоди радужной форели, её жизнестойкости в процессе выращивания, так как позволяют своевременно скорректировать режим кормления, качество используемых кормов [40].


Одним из наиболее достоверных показателей физиологического состояния молоди форели является индекс печени [145]. Размеры печени могут изменяться в зависимости от возраста, сезона года, образа жизни и кормления. При использовании ее как морфофизиологического индикатора важно учитывать депонирующую роль печени, поскольку в ней происходит накопление запасных питательных веществ – гликогена и жира, что приводит к изменению ее массы [128, 168].
Если индекс печени отражает в основном степень накопления запасных питательных веществ, то степень развития кишечника напрямую связана с развитием пищеварения и усвоения рыбами питательных веществ [103].
Индекс сердца отражает развитие системы кровоснабжения организма и связан с уровнем энергетических затрат, в частности затрат на двигательную активность [145].
Так как селезенка важный кроветворный орган, как своеобразное депо крови в организме, его индекс отражает преимущественно полноценность кормления рыб [145]. Известно, что индексы печени бывают обычно выше у рыб при искусственном разведении при использовании пастообразных и гранулированных кормов [60, 108] и, как правило, значительное увеличение этого показателя у рыб связано с её начинающимся жировым перерождением. Как отмечают авторы, у взрослых рыб изменение индекса печени выражено слабее, чем у мальков и молоди [11, 16, 36]. Так, по нашим данным, величина индекса печени у годовиков по сравнению с сеголетками снизилась с 2,24 до 1,15 % при p<0,01 (таблица 24, рисунок 52).

Таблица 24 – Индексы органов радужной форели, выращиваемой в УЗВ (М±m)

Индексы органов радужной форели, выращиваемой в УЗВ (М±m)

Большую величину индекса печени у сеголетков форели (2,24 %) можно связать с сохраняющейся сезонной ритмикой физиологического развития, что подтверждает последующее существенное ускорение в росте и связанное с этим уменьшение индекса печени у годовиков.

Рисунок 52 – Изменение морфофизиологических показателей у сеголетков и годовиков форели
Индекс печени у самок форели был несколько ниже 1,23±0,06 %, чем у самцов 1,28±0,05 % (рисунок 53), но по массе самки были крупнее (1523,3±23,4 г), чем самцы (1245,2±97,8 г). Так, по данным исследователей, значение относительного веса печени у производителей форели адлерской породы было одинаковое (2,32 %), а у форели датского происхождения у самцов был несколько выше (2,79 %), чем у самок (2,70 %). Различия незначительны, что может говорить о равнозначности обменных процессов у рыб обоих полов [103]. То, что в наших исследованиях значения индекса печени у производителей были существенно ниже отмечаемых в литературных источниках, объективно связано с более интенсивным ростом и обменом веществ в организме исследованных нами рыб.

Изменение морфофизиологических показателей у производителей (двухлетков) радужной форели

Рисунок 53 – Изменение морфофизиологических показателей у производителей (двухлетков) радужной форели
Максимальные значения из исследованных нами признаков были отмечены для индекса жабр. В среднем величина этого показателя составила у сеголетков 4,38±0,25 %, а у годовиков 2,34±0,24 %. Если сравнивать возрастные изменения индекса жабр, то видно, что величина показателя к возрасту годовиков заметно снизилась (p<0,001). Но у двухлетков значение индекса увеличилось как у самцов до 3,4±0,15 %, так и у самок до 2,43±0,08 % (p<0,001). Различия между самцами и самками также были статистически достоверны при p<0,001. Относительная масса жабр у сеголетков форели больше по сравнению со старшими возрастными группами (p<0,001), что, вероятно, является общефизиологическим показателем аллометрического роста органа с возрастом. То, что у самцов индекс существенно выше, чем у самок, следует также связать с более интенсивным обменом веществ и большей потребностью организма в кислороде.
Литературных данных по возрастным изменениям относительного веса селезенки мало [12-14]. Имеющиеся данные дают наглядное представление о закономерном снижении с возрастом индекса селезенки у большинства исследованных видов рыб. Это подтверждают наши данные: величина индекса селезенки снижалась с возрастом, но различия были не достоверны. У сеголетков данный показатель в среднем составил 0,28±0,08 %, у годовиков 0,18±0,02 %, у самцов форели 0,14±0,02 %, а у самок 0,11±0,01 %.
В своих работах С.Г. Пегельман пришла к выводу о том, что из всех изученных ею внутренних органов селезенка наиболее сильно реагирует на пищевой фактор [115]. Возвращаясь к анализу оценки скорости роста и эффективности кормления форели третьей генерации (см. 3.2.3, 3.3.3.) можно отметить, что суточную дозу по мере роста рыб уменьшали. Так же с возрастом снижался коэффициент массонакопления (от 0,169 в октябре 2015 г. до 0,051 в сентябре 2016 г.). Величина кормового коэффициента была низкой (Кк = 0,9) благодаря благоприятной температуре воды, что является подтверждением высокой эффективности кормления, сопровождающейся интенсивным ростом рыб. Более эффективным кормление было в возрасте годовиков, когда величина кормового коэффициента не превышала 1,35.
Оценивая половые различия в величине индекса у форели, выращиваемой в УЗВ, можно отметить, что самцы имели несколько увеличенный относительный вес селезенки по сравнению с самками форели. Анализ данных других авторов показал, что у большинства видов рыб индекс селезенки у самцов, как правило, выше, чем у самок [128].
В декабре 2014 г. был проведен сравнительных анализ морфофизиологических особенностей производителей форели, выращиваемых в УЗВ и в садках (рисунок 54), которые происходят от одной гибридной формы (см. рис. 11).
Производители форели (вторая генерация), выращиваемые в УЗВ, во время исследований были в возрасте двухлетков. Рыбы, выращиваемые в садковом хозяйстве, были в возрасте трехлетков (самцы) и четырехлетков (самки).
Как видно значения индексов органов в основном были на одном уровне. Небольшие различия у рыб, выращиваемых в различных условиях, были в величине индекса печени, почек и жабр.

Изменение морфофизиологических показателей у производителей радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах

Рисунок 54 – Изменение морфофизиологических показателей у производителей радужной форели, выращиваемых в разнотипных хозяйствах

Разница в значениях индексов перечисленных органов не превышала 0,35 %.
Так, статистически достоверным было различие в индексе почек. У рыб, выращиваемых в садковом хозяйстве, этот показатель был существенно ниже (p<0,001).
Также разница была обнаружена в индексе кишечника (p<0,05). У рыб, выращиваемых в УЗВ, значения индекса были в полтора раза больше (4,06 %), чем у рыб, выращиваемых в садках (2,72 %). Изменчивость данного признака была умеренной (CV = 24,70 и 24,84 %, соответственно).
Наибольшие значения коэффициента вариации были зафиксированы у рыб, выращиваемых в садках (в среднем по всем органам CV = 20,75 %), что говорит о большей изменчивости исследуемых признаков. Минимальное значение данного признака было у индекса жабр (CV = 13,14 %), максимальное – у индекса селезенки (CV = 29,33%). У форели, выращиваемой в УЗВ, среднее значение коэффициента вариации составило 15,37 %. Минимальное значение коэффициента вариации было у индекса жабр (CV = 6,14 %). Однако различия в величине перечисленных индексах органов были не достоверны.
Сравнивая полученные данные по гепатосоматическому индексу и химическому составу тела форели (см. 5.5), выращенной в разнотипных хозяйствах, можно предположить, что более высокие значения индекса печени (21,6 %) и более высокое содержания жира (18,6 %) в теле форели, выращенной в УЗВ, вероятно, обусловлены применением более жирных рецептур искусственных кормов (15 – 18 %), а также относительно меньшей подвижностью рыб в бассейнах. В некоторых исследованиях [232] было установлено, что нормальная масса печени радужной форели составляет 1,0 – 1,4 % от массы тела рыб. В нашем случае несколько увеличенный индекс печени (1,53 %) у двухлетков, выращенных в УЗВ, вместе с накапливающимся внутриполостным жиром, могут свидетельствовать об увеличении общего жира в составе используемого корма. Так, в садковом хозяйстве в качестве корма использовали рецептуру с меньшим содержанием жира (14 %) в корме, что и нашло отражение в меньших значениях индекса печени (1,20±0,13 %) и содержании жира в мышцах (11,42±2,24 %).
Таким образом, нам удалось установить определенные закономерности в изменении величины индексов некоторых внутренних органов форели, выращиваемой в УЗВ. Так, у взрослых рыб изменение индекса печени выражено слабее, чем у молоди. Выявленные колебания индекса жабр с возрастом, по-видимому, отражают структурные изменения в этой ткани, а не физиологические, поскольку уровень гемоглобина, СОЭ и концентрация эритроцитов были в пределах допустимых значений для исследуемого вида рыбы (см. 5.3). Данные по индексу селезенки форели дают наглядное представление о его закономерном снижении с возрастом.
Специфичность условий выращивания, состав современных кормов при выращивании форели в бассейнах УЗВ и садках дают наглядное представление в изменении морфофизиологических показателей.